Вход для клиентов On-line каталог Off-line каталог

ЭКСПЕДИЦИЯ STELLOX: МУЖЕСТВО И МУДРОСТЬ ВАЛЕРИЯ БАБАНОВА

Валерий БабановВторой раз удалось общаться с выдающимся альпинистом и хорошим человеком Валерием Бабановым. Восхитили его мудрость отказаться от неоправданного риска и мужество взять на себя душевные переживания. Человек с большой буквы – Валерий Бабанов. Предлагаем Вашему вниманию интервью Валерия, в котором он раскрывает причины прекращения экспедиции.

Здравствуйте Валерий, Как ваше настроение и самочувствие?

Настроение хорошее, самочувствие хорошее. Нахожусь в Тибете.

Осталась ли досада после прекращения экспедиции?

Конечно, осталась. Поэтому мне кажется, что правильно, что потом я поехал в Тибет.  Мне было необходимо  побыть наедине, привести мысли в порядок.

Может Вам известно, чем завершилась корейская экспедиция?

Нет. Я не знаю. И информации в интернете нет. И если бы они поднялись, то информация об этом должна была появиться.

Не было ли желания изменить маршрут и воспользоваться более легким, так называемым, классическим маршрутом?

Вы знаете, когда идёшь классическим маршрутом, есть место, которое называется Мемориал, там 20 или 30 табличек с именами тех, кто погиб на этом в кавычках «лёгком» маршруте на Аннапурне. Он не менее опасен, чем наш маршрут и желания не возникает.  Наш маршрут технически сложнее, но степень опасности одинаковая.

Мы поднялись на 5600м. дальше надо идти над этими нависающими сераками (ледяные зубцы на поверхности ледника, они образуются при обрушении и неравномерном таянии ледяных перегородок между поперечными трещинами в области ледопадов), лёд постоянно падает. Это очень напоминает русскую рулетку: проскочишь – герой, не проскочишь – ещё одна табличка появится на камне Мемориал.

Знаете, проанализировав свои ошибки, могу сказать, что во второй раз нужно, наверное, искать другое место для акклиматизации. И потом сразу восходить. На вертолёте прилетать и сразу идти на вершину. Западная стена абсолютно не подходит для акклиматизации.

Скажите, а приходилось ли Вам за свою долгую историю альпиниста прекращать досрочно экспедиции из-за погодных условий?

Конечно, приходилось. И не только из-за погодных условий. У меня были случаи прекращения, даже не начав маршрута. Эти переживания мне знакомы. За 30-ти летнюю (!!!)  практику многое что бывало. Если принять во внимание, что я 8 лет в одиночку занимался альпинизмом, это были экстремальные маршруты, и знаете, около 50% маршрутов приходилось прекращать.

Это были и внутренние предчувствия, и плохое состояние маршрута, когда идёшь один, видишь намного больше, ты прислушиваешься к себе и принимаешь важные решения.

МемориалБудете ли пытаться ещё раз покорить Аннапурну?

Думаю, что да. Я планирую, что мы поедем осенью на Чо Ойю и, если получится, поднимемся на Аннапурну новым маршрутом. Я бы хотел назвать его Stellox.

Когда возвращаетесь домой?

5 июня вылетаю из Катманду и 6 июня уже буду дома, в Канаде.

А какие у Вас планы на ближайшее время? Планируете ли какие-либо экспедиции?

Осенью планирую подняться на восьмитысячник Чо-Ойю и, если получится по времени, повторим попытку на Аннапурну.

Чем особенным Вам запомнилась Аннапурна и эта экспедиция?

Вы знаете, остался не приятный осадок. Когда было принято решение заканчивать экспедицию, у меня на Аннапурне пропал друг Мартин Минарик (Martin Minarik). Они вместе с француженкой Элизабет Револь (Elisabeth Revol) совершали спуск по восточной стене, потом по непонятным мне причинам разделились и Мартин пропал. Аннапурна считается очень сложной и одной из самых опасных вершин. Есть даже печальная статистика, что если на неё поднялось 100-105 человек, то около 50 погибли. Гора очень сложная. Даже Эверест и К2 менее сложные и там столько альпинистов не осталось.

Когда находишься под этой горой очень странные чувства, очень осторожно с ней нужно. Поэтому после того, как приняли решение, я остался. Мне не хотелось уезжать из Непала, не узнав, что с Мартином. Мне тяжелее было бы дома. Ещё я остался узнать про осеннюю экспедицию на Чо Ойю.

Валерий БабановУдалось ли Вам его найти?

Нет. Он пропал. Они поднялись не на главную, а на восточную Аннапурну, а она где-то на 70 метров ниже и на спуске они почему-то разделились и Мартин пропал. Они тоже вдвоем поднимались. Мы с ним постоянно переписывались через смс, я ему присылал прогноз погоды, который получал от исландцев. Мы созванивались, он говорил, что вроде как устал. Они поднялись на высоту, несмотря на сильный ветер, им удалось подняться до высоты около 8000м, после чего они начали спуск в условиях сильной непогоды. А потом несколько дней была тишина, и мне сообщили, что он исчез. Не знаю что и как, но очень странно, что они (в экспедиции с Мартином была Элизабет Револь) разделились.  Я знаю Элизабет по экспедиции в Пакистан, она сильная девушка. Почему они разделились? Почему она спустилась, а он нет – не знаю. Мы с ним часто общались, вместе поднимались на разные вершины, да и так много времени проводили вместе. В Праге встречались.

Знаете, осталось очень неприятное чувство и не приятный осадок. Перед началом экспедиции я с ним созванивался, мы обсуждали наши планы, он, помню, предлагал объединиться и пойти с ними и пройти с южной стороны, я отказался, сказал: «Мне это не интересно, я пойду новым маршрутом». Когда ещё портеры ушли думал может пойти с ними с южной стороны. Может, если бы пошли с ними, то всё было бы по-другому. Сложно сказать. Именно по этой причине я и задержался в Непале, как я уже говорил, я хотел побыть наедине, привести мысли в порядок.

В нашей предыдущей беседе вы сказали, что, как и большинство спортсменов суеверны. Не было ли у Вас чувства, что после того как первые портеры ушли, оставив груз, это был намек или какой-то знак?

Да, было такое чувство. На самом деле оно появилось, когда у нас не получилось с экспедицией на вершины Шиша Пангма и Чо-Ойю. Внутренний голос толкал дальше, на Аннапурну. Не знаю, может, и тогда надо было прекратить, остановиться. Сейчас задним числом легко всё это объяснить.

Чувствуете ли вы моральную и/или физическую усталость после экспедиции?

Физическую – нет. Моральную – разве, что в том плане, что много времени и средств затрачено. Да и досада осталась.

Валерий Бабанов и Виктор АфанасьевГде сейчас Виктор Афанасьев?

Думаю, что дома. Он уехал через несколько дней после прекращения, и я остался один.

Какие у него остались чувства после этой экспедиции?

Я думаю, что такие же, как и у меня. Такая же досада, как и у меня. Мы с ним в очень хороших отношениях. И если мы поедем осенью 2009 года на Чо Ойю, то мы обязательно поедем вместе. Последний раз он прислал мне e-mail? Говорил, что уже дома. Я с ним более двух недель не разговаривал.

Известно ли Вам что-нибудь о его планах, кроме осенней экспедиции?

Я думаю, что он тоже, как и я будет работать гидом, но у нас на Памире. Он говорил, что есть у него такая возможность.

Спасибо за интервью.

Безусловно, Вы приняли правильное решение. И чем сложнее путь, тем желаннее победа!

Удачи Вам! И крепкого здоровья!